Михаил Птицын (Россия) "Na Kutuzova"


Родился в Арзамасе Нижегородской области в 1980. Начал фотографировать с 17 лет. Закончил педуниверситет в Нижнем Новгороде по специальности учитель истории. Работать по специальности не пошёл.

С конца 2007 живу в Санкт-Петербурге, сменил до 20 различных не связанных между собой мест работы. В 2009 году, учился аналоговой фотографии в «Петербургских фотомастерских», куратор Людмила Григорьева. В то же время посещал  Фотофакультет им. Гальперина. 

Участвовал в нескольких коллективных выставках. 
Продолжаю заниматься фотографией. Приоритетные направления: pine-hole, ручная печать, ready-made.

Полуфиналист турнира "ФотоОткрытие-2013", группа Алессандро Чирилло. Участвовал под псевдонимом Автор 184.

Алессандро Чирилло о Михаиле Птицыне:
"Я считаю, что Вы уже состоявшийся артист. У Вас есть свой уникальный язык и я надеюсь, Вы сможете найти способ и случай, чтобы себя полностью реализовать. Я ценю смелость, с которой Вы следовали собственному "я". Некоторые фотографии меня действительно впечатлили. Надеюсь, когда-нибудь Вы расскажете нам свою историю. Вы действительно молодец".

Сайт автора

Выставка «Na Kutuzova»

Ни для кого не секрет, что Санкт-Петербург имеет парадный вид. Фронтоны, капители, колонны, арки, колодцы - всё это составляет европейское тело города, основание которого заложено русским царём. Это город-аттракцион, и когда идешь по его улицам, он кружит твою голову, намеренно стараясь поразить тебя наповал. Но, скорее всего, его красота лишь болотный мираж, а весь его европейский пафос исчезает, когда попадаешь внутрь его домов. Начинка их, их кишки – это обычная русская изба, которую привез с собой пролетариат во времена уплотнения квартир.

Соответствующий быт и особая эстетика, иногда забавная, иногда пугающая. Различные гротескные персонажи могут встретить вас: нищие местные, буйно помешанные приезжие, наркоалкаши, беспомощные инвалиды, бессмысленные панки, сумасшедшие старухи. Особый космос витает над ними. Это от них зеленеют стены, плесневеют потолки. Они захаркивают свои умывальники, не моют сортиры, испражняются в ванные.

Пока я живу в этом городе, я попадаю в его дома и узнаю разные истории о драках, о пьянках, о самоубийцах, выживших из ума старухах, о ревнивых женах, гастарбайтерах и прочем безумии. Однако моя серия «Na Kutuzova» не носит социальный характер, и это не репортаж с места событий. Мне были интересны последствия и влияния. Это то, что корёжит геометрию этих пространств, что обесцвечивает  цвета, что уродует фактуру стен и полов. Сами жители здесь выступают как антураж.

Например, если вы войдёте в ту кухню, в которой сидит старик, то вы его там обязательно найдёте. Он сидит, прислонившись к спинке своего стула, и смотрит в мутное окно, большая часть которого завешена флагом «Зенит». Вот это его сидение меня привлекло прежде всего. Я не стремился узнать, почему он там сидит и кто он такой. Само место говорит за него, говорит о нем. Без него всё эти предметы вокруг не имели бы смысла.

Ну и, конечно же, нужно пояснить, что за маски мы видим в кадре. Это пришлые персонажи. Они ведут нас за собой в этом путешествии, они наши проводники. Я думаю, только с их помощью это чудовище - «коммунальная квартира» - стало красивым. Это то, что просто появляется на мгновение, танцует «камаринскую» среди этой разрухи, и исчезает вновь. Приведения, фантомы, то, чем наполнен этот город.

Показать полностью ↓
Свернуть ↑
comments powered by HyperComments
Обратная связь