Интервью с фотографом Михаилом Шестаковым

29.08.2016 | Илья Хапричков

В этот раз мы взяли интервью у молодого и очень талантливого фотографа Михаила Шестакова.

Илья Хапричков: Михаил, спасибо, что согласился на это интервью. Хочу задать тебе самый банальный вопрос, который, наверное, задают всем, кто состоялся в профессии – с чего всё начиналось? Кто твои вдохновители и ключевые моменты?

Михаил Шестаков: Непростой вопрос, потому что не было такого момента, когда я решил, что всё, я буду фотографом. Это произошло как-то очень естественно и даже неизбежно. Фотоаппарат попал мне в руки лет в 13. Просто потому, что он был физически, а не потому, что я хотел на него снимать.  И он всегда был со мной, я ходил и снимал то, что мне было интересно. То есть, по сути, это была такая карманная записная книжка. Трудно сказать, когда это стало делом жизни, примерно, наверное, года четыре назад, когда я еще учился в институте. Я уже стал снимать за деньги и это стало моим основным источником заработка. Я понял, что мне это нравится и я хочу этим заниматься.

Илья Хапричков: Какой жанр съёмки тебе больше интересен и близок?

Михаил Шестаков: Всё, что связано с портретной съёмкой и студийной фотографией. Я тяготею к реализму, гиперреализму. 

Илья Хапричков: Вопрос тогда касательно выбора моделей и людей, которые к тебе обращаются. Кто эти люди? Судя по твоим фотографиям, это люди с интересной и нестандартной внешностью?

Михаил Шестаков: Когда речь идет о портретной съёмке, кадр должен быть интересен. И выбор модели по типажу – это один из первостепенных моментов.

Насчет нестандартной внешности – трудный вопрос – тут очень опасно рассуждать о том, что считать такой внешностью. И что есть  норма? Вот мы с тобой нормальные внешне?
Есть люди, которые выглядят схоже по совокупности каких-то факторов, подпадающих под общее определение нормы, какие-то люди немного отходят от этой нормы, а есть люди, которые отходят чуть больше. И это не делает их какими-то нестандартными людьми.

Мы считаем их такими, просто потому что их мало, мы не привыкли их видеть регулярно. Почему мне интересно их показывать? Их интереснее искать и находить. Показывать, что они абсолютно точно такие и им гораздо труднее живётся как раз из-за такого странного отношения к ним окружающих. Я своим проектом про то, как выглядят люди, пытаюсь расширить рамки социально приемлемой внешности. Вот в чем сверхзадача. 

Илья Хапричков: Кто обычно твои клиенты?

Михаил Шестаков: Клиенты или те, с кем я провожу творческие съёмки?

Илья Хапричков: Тогда расскажи, в чём разница? И твои предпочтения? Кто обычно приходит не по твоей просьбе, а просто хотят у тебя сняться, увидев твои работы?

Михаил Шестаков: Что у них общего? Обычно это одна и та же возрастная категория +/- 5 лет.
Относительно того, чем я занимаюсь: есть коммерческие заказы и то, что я делаю для себя, творческая съёмка. И 90% того, что у меня выложено в интернете – это творческая съёмка, т.е. то, за что я принципиально не беру деньги и чем я занимаюсь ради искусства. 



Есть коммерческая съёмка. Люди смотрят на то, чем я занимаюсь как раз в моем творческом направлении, и говорят «хотим примерно также». Но я уже сказал, что для меня выбор типажа модели – одна из важнейших составляющих, и, соответственно, когда ко мне обращаются с заказами, это те люди, которые меня выбирают, а не я их. Поэтому в большинстве случаев они мне не подходят, не так интересны, потому что я люблю работать с крупным портретом, с фактурой, лицом. Не только, конечно, но мне это важно. С коммерческой съёмкой так не получается, поэтому я эти снимки и не выставляю, я их делаю для заказчика. Конечно прислушиваюсь к нему, но при этом говорю – ориентируйтесь на мое портфолио, я не буду снимать фэшн или на улице, поскольку просто не снимаю это. 

В творческой съёмке у меня есть несколько направлений, проектов. Условно их можно назвать: работа с цветом, ч/б и ню. Это основные дороги, по которым я двигаюсь. 

Илья Хапричков: Хотелось бы расспросить тебя не только о работе фотографа, но и твоей преподавательской деятельности. Как давно это началось?

Михаил Шестаков: Громко звучит – педагогическая деятельность :). Началось, конечно, недавно. Я обнаружил, что по диплому я преподаватель/ режиссер неигрового кино/ руководитель фотостудии, а учился я на кафедре кинофотоискусства. Осознав это, я стал больше уделять времени преподаванию, поскольку мне безумно интересно делиться опытом и это приносит удовлетворение.

Илья Хапричков: То есть, нет такого, что ты что-то узнал такое и хранишь в себе, а спокойно все секреты выкладываешь? 


Михаил Шестаков: Штука в чём? То, что я делаю в своих фотографиях, – результат огромного творческого и временнОго пути. Я ведь давно занимаюсь этим. Нет каких-то суперсекретов, о которых я расскажу, и все начнут делать точно также, это не так работает. Чтобы сделать конечную фотографию, нужно к ней прийти через долгое время. Я не боюсь делиться информацией, которой обладаю. Я помню себя, когда только начинал и мне очень не хватало общения с практиками. Всегда есть теоретики, рекомендующие делать так, как,  вроде, и правда принято, но всегда не хватало общения с людьми, которые реально этим занимаются.  И поэтому, когда я общаюсь с людьми, которые действительно хотят чему-то научиться, это безумно интересно. Это заряжает энергией меня и, я надеюсь, и их.   
Одно дело съёмка, демонстрация работ, а другое – делиться опытом – одна из составляющих моей жизни. Когда я почувствовал в этом необходимость, подал заявку на работу в Центре доп. образования школьников, где подменял основного преподавателя. Работа со школьниками – безумно интересно! Они такие чудесные! Они хотят учиться, действительно горят. Они задают подчас странные вопросы, но было понятно, что  у них нестандартный взгляд, они не считают, что всё знают, осознают это и хотят научиться. Это не те, кто купили зеркалки и говорят, что «принимаем заказы на фотосъёмку».

Илья Хапричков: Отвечая на такие вопросы, ты и сам учишься…

Михаил Шестаков: Да, иногда я не мог ответить на некоторые вопросы, и честно говорил, что выясню и отвечу.

Илья Хапричков: Я хотел спросить о твоей предстоящей поездке в Германию. 


Михаил Шестаков: Обстоятельства так сложились, что я подружился с немецким фотографом. Ему очень понравилось то, чем я занимаюсь, и он позвал меня провести авторский курс в Германии. Над этим курсом я работаю последние четыре месяца. Курс будет состоять из ~20 занятий.
Я взволнован этим событием, поскольку индивидуальные мастер-классы, которые я время от времени провожу, рассчитаны на профессионалов, это способ прокачаться для тех, кто себя вполне уверенно чувствует в фотографии, а длинный курс обучения, рассчитан на тех, кто начинает заниматься или тех, кто уже что-то умеет, но не определился с векторами развития. А с моей стороны есть желание отдачи, я чувствую в этом потребность.
Кроме того, я рассчитываю, что после Германии я смогу реализовать этот курс и в Петербурге. 

Илья Хапричков: В твоём паблике я наткнулся на твою цитату про ч/б фотографию «Цвет несет информацию. Иногда она полезная, иногда нет. Если цвет ничего не даёт, я его убираю, чтобы не перегружать кадр лишней информацией. Тогда можно сосредоточиться на состоянии, геометрии и цветовых пятнах». Мне фраза очень понравилась и хотелось бы получить расширенный ответ по последним трём пунктам: состояние, геометрия, цветовые пятна. Что ты этим хотел сказать и на что ты обращаешь внимание, создавая монохромный кадр?


Михаил Шестаков: На состояние, геометрию, цветовые пятна :). Это по-моему довольно самодостаточная фраза. Работая с портретом и делая его в чб, мы отсекаем всё ненужное. Не важно, например, какой цвет глаз. Это как бы пик запечатления человека. Это документация реальности.

Это реализм. Я люблю снимать людей снимать без макияжа. Это не манекен и мне интересно показать комбинацию фактуры, индивидуальности глаз, силы, чтобы портрет был говорящий и зритель что-то узнавал, понимал, глядя на этот портрет. Это как у слепых: нет зрения, но обостряются слух и другие чувства. Здесь точно также: отказываясь от цвета, реквизитов, сложной постановки света, мы заостряем внимание именно на человеке. А в портретной съёмке ведь речь идёт о человеке.   

Илья Хапричков: Как ты работаешь с моделью в творческой съёмке? Есть какой-то психологический фактор подготовки?

Михаил Шестаков: Самое важное – получать удовольствие от процесса. Важно не забывать, что ты занимаешься творчеством и делать то, что ты считаешь правильным.

Илья Хапричков: Как ты пытаешься раскрыть модель?

Михаил Шестаков: Перед съёмкой я стараюсь с человеком встретиться или, по крайней мере, поговорить, чтобы понять, что это за человек. Встречаются люди, с которыми ты не «коннектишься», от их съемки, может, имеет смысл отказаться. Поскольку процесс съёмки должен быть взаимопроникающим: это должно нравиться и тебе, и модели. Я стараюсь искать людей, которые близки мне по типу мышления что ли или тех, которым близко то, чем я занимаюсь, и тогда всё получается автоматически. Тут нет какой-то суперподготовки, я просто пытаюсь адекватно донести до человека свои идеи и желания и, если в этом мы с человеком совпадаем, то тут его и настраивать не нужно. 

Илья Хапричков: Какая самая интересная съёмка была у тебя?

Михаил Шестаков: Это как вопрос «Какой у тебя любимый фильм?»

Илья Хапричков: Хорошо, какая самая необычная или специфичная съёмка у тебя была?

Михаил Шестаков: Вот специфичная – да – была: съёмка группового ню. Это был безумно интересный опыт.

Когда ты работаешь с пятью голыми девушками, это требует усилий :). Был такой запоминающийся опыт. Больше я этого не повторял, потому что нужно понимать, зачем ты это делаешь. Я же хотел просто попробовать, каково это. Я тогда снимал парные ню, изучая взаимодействия двух людей в кадре, незнакомых ранее друг с другом и работающих на уровне телесного восприятия друг друга. И решил сделать шаг дальше и попробовать сразу больше людей. Попробовав, я понял, что пока не знаю, что хочу этим сказать. Это очень интересный процесс, это довольно интересные кадры. Но у меня пока нет суперидеи, как продолжить эту серию.

Илья Хапричков: Как ты видишь свои будущие съёмки? В каком они жанре? И, в целом, каковы планы на будущее?

Михаил Шестаков: Есть хитрый ответ – если бы я знал, чем буду заниматься, то занимался бы этим уже сейчас :).
Понятия не имею – всё идет как идёт. Я просто плыву по течению, не думаю о будущем, просто потому что у меня есть настоящее. Например, 2 месяца назад я понятия не имел, что поеду в Германию.
Сейчас у меня в ближайших планах закончить 2 своих проекта.

Илья Хапричков: Упустил вопрос – были ли работы, которые тебя вдохновляли?

Михаил Шестаков: Я не ориентируюсь на классиков фотографии и вообще на фотографов. Есть несколько, которых я люблю. Но все ответы есть в живописи. Я люблю живопись, люблю кинематограф. Фотография – очень промежуточный жанр: что-то между живописью со своей многовековой историей и кинематографом, где у тебя этих фотографий 24 кадра в секунде. Все ответы есть в этих пограничных состояниях. Поэтому, отвечая на вопрос, чем я вдохновляюсь, – живописью и кинематографом.

Илья Хапричков: Приходится тебе выезжать в другие города? Что это за съёмки?

Михаил Шестаков: Не сказал бы, мне «приходится» выезжать в другие города, я счастлив выезжать. В какой-то момент меня стали приглашать на съемки. И заказы на съемку стали окупать такие поездки, позволяя осуществлять и творческие съемки в этих городах. Это симбиоз: коммерческий заказ не был первостепенной задачей, он дал возможность для творчества.  

Илья Хапричков: Хотелось бы услышать твои наставления людям, которые только начинают себя в этой стезе. Речь не о технике, которой снимать.

Михаил Шестаков: Стоит запастись терпением. Вы ничему не научитесь сразу, это не быстрый процесс. Если вы действительно хотите чему-то научиться, вы научитесь. Вся информация доступна в интернете. Там всё есть. Всего можно добиться самому. Нужно снимать и снимать. Не нужно относиться к себе, как будто вы чего-то не умеете – научите меня. На Youtube полно всяческих уроков, не нужно лениться. Ничего не произойдет сразу, нужно очень много практики. Берите и одним инструментом в Photoshop-е обработайте 100 снимков – важно понять процесс изнутри. Не стоит как обезьяна повторять заученные последовательности: сказали так обрабатывать – я так обрабатываю, сказали свет ставить так – буду ставить именно так. Важно понять, как это работает именно в вашем случае. На каждую модель – своя световая схема.
Нет железных ответов. Всегда нужно пробовать и практиковаться. Это всегда будет огромный пазл знаний и опыта.

Илья Хапричков: Что ты пытаешься донести своей съемкой?

Михаил Шестаков: … и обучением параллельно.

Илья Хапричков: И обучением.

Михаил Шестаков: Я пытаюсь сказать, что нет одного правильного ответа на любой поставленный вопрос. Вот что важно понять тем, кто хочет чему-то научиться.  Тем, кто смотрит фотографии. И всегда конечное изображение – это длинный путь от рождения идеи до финального изображения с кучей элементов, каждый из которых важен. Меня спрашивают: « С какой схемой света вы снимаете?». Мало того, я вообще пользуюсь одним источником света, там и схемы-то нет, куда его поставишь, такая и схема. Я не знаю, что ответить. Сейчас я ставлю так, завтра – иначе.  Нет одного верного ответа. «На какой диафрагме вы работаете?». И это зависит от обстоятельств. Это пазл, который ты каждый раз пытаешься выстроить.

Илья Хапричков: Итак, сегодня мы были в гостях у Михаила Шестакова, надеемся, эта встреча будет для наших посетителей и зрителей интересной и полезной. Большое спасибо, Михаил, что принял нас и уделил время.  

Страница Михаила Шестакова в ВК.

comments powered by HyperComments

Последние комментарии на YouTube

Похожие записи

Обратная связь