Издательские проекты Александра Китаева. Интервью

06.11.2016

Один из самых известных и глубоких современных фотографов Александр Китаев не единожды становился героем обзоров и видеосъемок портала PhotoWebExpo. Мы снимали лекции мастера "Типология портрета", "Непостижимый Петербург", "Святая Гора Афон глазами русского фотографа" и они сразу становились топовыми на нашем канале в Youtube.
Но в этом году Китаев представил сразу серию своих альбомов: "Патина. Старый Летний сад", "Афонский винтаж", "Непостижимый Петербург" и фундаментальные труды: "Петербургский свет в фотографиях Карла Даутендея" и "Петербург Ивана Бианки. Poste restante".
По этому поводу мы и решили поговорить с Мастером.

Алексей Васильев (PhotoWebExpo). Александр, твои поклонники долго ждали альбом с твоими прекрасными фотографиями, но скорее альбом большой, так называемый кирпич. И вот в книжных магазинах появляются один за другим маленькие изящные альбомы Александра Китаева, каждый из которых довольно локален по своему содержанию. Почему ты решил именно так показывать своё творчество?

Александр Китаев. Почему маленькие? Тут целый букет резонов. Во-первых, я хочу, уж простите, чтобы мои альбомы покупали, чтобы их дарили друг другу, чтобы фотографии в них рассматривали, а не украшали вальяжными фолиантами свой или чужой интерьер. У меня у самого очень большая библиотека по фотографии, и я давно за собой заметил, что крайне редко достаю с полок объёмные и большеформатные издания. Их невозможно держать в руках, их невозможно перелистать целиком, не потеряв концентрацию и способность к восприятию каждого сюжета, их невозможно взять с собой в дорогу и т.д. и т.п. Во-вторых, я за свою долгую творческую жизнь ни в одном жанре не создал такого числа фотографий, чтобы наполнить ими толстую, хотя бы страниц в 200-300 книгу. В-третьих, поскольку я сам строю свои книги, стараюсь каждую из них превратить в связное высказывание на ту или иную тему, а не делать издание под девизом «Избранное». В многостраничном томе трудно выдержать концепт и удержать внимание зрителя. Делать тотальные монотонные альбомы-каталоги всего созданного не моё дело, и я таких задач перед собой не ставлю.

Кстати, почему «сам строю»? Легко ли сочетаться автору, дизайнеру и верстальщику? По-моему, это редкий случай такого сочетания.

АК. Мог бы ответить – от нищеты, и это было бы правдой: для наших малобюджетных изданий ни у меня, ни у издательства нет средств нанять хорошего дизайнера. Но это только часть правды. Я всегда любил заниматься книжным дизайном, но не решался брать всю ответственность за выпуск книги на себя. Да, честно говоря, и повода не было. Когда была написана книга об Иване Бианки, мне захотелось включить в неё, помимо основного текста, ещё и целый ряд документов и различных свидетельств. Объяснить, как я, автор, вижу взаимодействие основного и дополнительных текстов, размещение и масштаб разнородных иллюстраций и т.д. и т.п. кому-либо, я бы просто не сумел. И, скорее всего, остался бы недоволен чужой работой. Вот тогда и созрела моя первая самостоятельно организованная книга. В результате, наделав по неопытности много ошибок, я не вполне доволен и своей работой, но зато приобрёл опыт, и теперь уже ничего не боюсь. Что же до вёрстки, то это ремесло, а всякому ремеслу любой более или менее образованный человек может довольно быстро обучиться. Учиться я люблю.

Почему ты занялся этим именно сейчас?

АК. Потому что в последние годы изменились два мира, долго существовавшие во мне параллельно: фотографическая практика и история фотографии. Случилось так, что я утратил интерес к фотографированию, а заодно и к современному фотоискусству, которое, на мой взгляд, сегодня превратилось в промысел. Художники не творят, а промышляют, соревнуясь в добыче грантов и количестве цитирований. Ловят лайки. Синхронно утрате первого мира, второй – занятие историей фотографии – стал требовать от меня большей погружённости и ответственности. Как раз тут-то на моём горизонте появилось благосклонное к моим издательским идеям издательство «Росток». Так всё и срослось.

Сейчас на книжных полках Китаев представлен в двух сериях: «Фотороссика» и «Классика». Какая серия первична и над какой приятнее работать?

АК. Это совершенно разная работа!

Сущность «Фотороссики» сводится к изучению истории фотографии и, если угодно, популяризации её героев. В данном случае – иностранцев, внесших существенный вклад в русскую культуру и оставивших после себя большое иконографическое наследие. Они приезжали в Россию совсем молодыми пассионарными людьми, и именно здесь им было суждено в полной мере раскрыть и реализовать свой талант. Сейчас их имена забыты или полузабыты не только у нас, но и в их родных пенатах. В отличие от художнической практики, заниматься историческими исследованиями в одиночку невозможно, мне помогает множество неравнодушных людей и общение с ними привносит в работу дополнительную радость.

Что же до моих авторских альбомов, то тут очень важно то обстоятельство, что я перестал снимать. Когда ты действующий фотограф, тебя не покидает мысль, что ещё что-то доснимешь, переснимешь, перепечатаешь. Мой архив «серебряных» негативов «забронзовел», он не пополняется, я больше не печатаю самостоятельно, а винтажи распыляются по разным собраниям. Самое время сделать некий творческий отчёт. И я несколько со стороны и с удовольствием изучаю содержимое своего архива, перевожу серебро в бумагу, и довожу до логического завершения всё, что было некогда снято Китаевым. Пока мне этот автор нравится.

А если одну серию отнять, какой будет выбор?

Я бы выбрал историю. Всё, что касается моих фотографий, мне хорошо известно. В изучении же истории фотографии столько самых настоящих приключений, загадок, находок и неведомого, что заниматься этим необыкновенно интересно, и хочется непременно делиться своими открытиями с людьми.

А серия «Классика» началась с Китаева для примера, чтобы привлечь других авторов в этот проект?

АК. Этот вопрос не ко мне – я же не издатель. Я сформулировал и предложил свои альбомы и издательство согласилось их выпускать. Как потребитель я хотел бы иметь в своей библиотеке альбомы с любимыми фотографиями моих современников, но было бы странно, если бы я бросил свои дела и принялся уговаривать все не очень-то заинтересованные стороны заниматься такими проектами. Увы! Мои коллеги инициативы не проявляют и, видимо, ждут, что за правом напечатать книги с их шедеврами должна выстроиться очередь издателей с туго набитыми кошельками. Может быть, кто-то и дождётся – дай-то бог!

Доволен ли ты качеством изданий или фотографии в альбомах далеки от авторских отпечатков и не способны передать их ауру и творческий замысел художника?

АК. Послушай, когда мы имеем дело с полиграфией, как бы не совершенствовался её инструментарий и умения, мы всегда видим только реплику, и она не заменяет встречу с оригиналом. Глядя на полиграфическое воспроизведение, автор должен быть готов к неизбежным утратам визуальных и тактильных ощущений от восприятия подлинника. Так же, как и к неизбежной потере индивидуальности в каждом воспроизведении нетиражного отпечатка. Но альбом фотографий имеет и неоспоримые преимущества. Я уж не говорю о том, что его могут подержать в руках минимум тысяча человек. (Чего никогда не может произойти с оригиналом.) В альбоме я могу принудить зрителя смотреть произведения в том порядке, в том соседстве, в котором я этого хочу и на котором настаиваю, как автор. Т.е. здесь произведением становится полиграфическое изделие целиком, а не содержание и исполнение каждого отдельного листа. Меня качество выпущенных издательством «Росток» альбомов вполне устраивает.

Сейчас книжные магазины заполнены фотографическими альбомами и книгами несмотря на фотобум в «паутине». Зачем их издавать, если всё можно увидеть в компьютере или даже в любом гаджете и в любое время?

АК. Сегодня ещё не все настолько продвинуты, чтобы к тому или иному празднику подарить другу ссылку на ресурс в паутине или флэшку с понравившимися фотографиями. Надеюсь, до этого и не дойдёт. Кроме того, мне не нравится это твоё «в любое время». Ведь не справку мы намереваемся получить. К прочтению книги (просмотру альбома) нужно подходить так же, как к походу в музей или в театр. Т.е. внутренне готовиться и тихо радоваться в предвкушении. А потом сосредоточиться. В нашем случае, это поход в библиотеку. Неважно, в личную или в общественную.

Ты уверен, что среди этого многообразия альбомов твои изысканные и многими любимые фотографии легко найдут своих покупателей? Или без рекламы в интернете сейчас трудно привлечь поклонников классической фотографии?

АК. Да нет никакой уверенности! Но меня в последние годы часто спрашивали, где бы посмотреть мои фотографии и нельзя ли где-то купить альбом с ними. Теперь мне есть что ответить. Тот, кто хочет найти, найдёт и купит. Я, по крайней мере, всегда так поступал. Я не собираюсь ничего никому всучить или, применив изощрённые маркетинговые технологии, принудить купить мою книгу. Моё дело дать информацию, а в этом сегодня нет ничего удобнее интернета. Можно, конечно, проигнорировать интернет и разместить рекламу изданий, например, в петербургском или московском метро. Но, боюсь, в этом случае жители, например, Хабаровска или Цюриха ничего об альбомах не узнают, а издержки на такую рекламу с лихвой превысят расходы на издание ещё одной книги.

Почему же в магазинах цены на твои книги кусаются?

АК. А как же народная мудрость – «мал золотник, да дорог»? Но если серьёзно, то современная ситуация с книготорговлей выглядит несколько нелепо. Посуди сам: мы – я и выпускающий редактор Ирина Гундарева – задумали общедоступные по стоимости альбомы. И мы их такими сделали. Не наша вина, что торговые организации ни копейки не вложив в издания, ставят цену в 2- 2,5 раза выше и извлекают 100-150% прибыли с каждой книжки. Тем самым подрубая сук, на котором сами и сидят – лишают издательства-поставщиков быстрого возврата ресурсов для продолжения своей деятельности.

Существует ли программа выпуска одной и другой серий и насколько она долгосрочна?

АК. По своей концепции обе серии не имеют каких-то видимых пределов. Нельзя сказать: «Вот, десятым томом серия исчерпала тему, а значит и себя». «Фотороссика» – потому что позади почти 180 лет зияющей лакунами истории фотографии, а вклад варягов в русскую культуру не прекращается и не прекратится. «Классика» – примерно по тем же параметрам. Завтра станут классиками некоторые сегодняшние, а послезавтра нарастёт новая генерация, из рядов которой тоже вырастут будущие классики. Другое дело, моё личное участие в этих проектах. В нашем прошлом есть несколько любимых мной персонажей, о которых хотел бы написать сам. Но, если бы кто-то подготовил книгу, например, о замечательном московском мастере Карле Фишере, или о каком-то другом фотографе, творившем в Москве, я приложил бы максимум усилий, чтобы она вышла в свет именно в нашей серии. «Классика» же, для меня, как для автора фотографий, скоро будет исчерпана. Правда, я очень надеюсь, что в этой серии появятся авторские альбомы моих коллег.

Мастер-класс «Типология портрета», смотреть 
Лекция «Непостижимый Петербург», смотреть
Лекция «Святая Гора Афон глазами русского фотографа», смотреть.

comments powered by HyperComments

Похожие записи

Обратная связь