Зенит купил Samsung




Зенит купил Samsung

Слухи прошлого года, о которых мы писали несколько месяцев назад, оказались неверны — производство фотокамер Samsung купил не Nikon, а российский концерн Ростех, который объединяет, как оказалось, не только российские производственные активы, но и зарубежные. Согласно вчерашнему пресс-релизу, в созданный Ростехом холдинг Швабе теперь войдет и бывшее производство фотокамер Samsung. Детали сделки пока не разглашаются, но, согласно недавно принятой линии компании на создание российского премиум-бренда, компания будет использовать корейские наработки и производство для создания линейки техники, конкурентом у которой, по всей видимости, будет только немецкая Leica, поскольку остальные компании просто не пройдут ценз по цене.

Это синтезированное изображение, поскольку официальных пока не предоставлено

Судя по опыту последних лет, потребительское производство Красногорского завода хоть и развивалось, но основывалось, скорее, не на общепринятой линии отечественного производства, а на голом энтузиазме менеджеров, которые приходили на предприятие, в то время как всё производство очень далеко от конвейерного и, скорее, является штучным. Несколько оживило дела на заводе соглашение с немецкой Lomography, которая начала размещать на «Зените» заказы на производство старых объективов по старым схемам, как производившихся на КМЗ (Юпитер-3), так и сторонних (объектив Петцваля), однако, к этим инициативам больше отношение имеет сама Lomography, нежели «Зенит» или «Швабе», которые эти объективе даже на выставки не возят.

Теперь у российского производства есть больше шансов бряцать оружием. Прежде всего, российский производитель приобрел платформу, на базе которой еще в прошлом году Samsung производил одни из самых интересных камер, однако, ценно даже не то, что в распоряжение российской компании попала беззеркальная система — свои ведь тоже были — гораздо ценнее, что вместе с производством, по всей видимости, появятся права и на производство автофокусных решений, о которых «Зенит» давно мечтал. Да, наши чиновники могут закопать даже самые светлые начинания, но, если повезет, могут и не закопать, поэтому надежду терять не стоит.

О выгодах подобного приобретения можно думать очень долго. Прежде всего, не нужно забывать, что корейское производство существовало, исключительно, в рыночных условиях, с борьбой между затратами на разработки и доходами с продаж, которые во времена развития телефонного рынка текли рекой, поэтому компания все большие затраты могла инвестировать в производство новых, порой революционных, решений. Однако, с падением продаж за счет укрепляющихся на рынке китайских производителей, этому источнику пришел конец, и компания начала искать возможности урезания расходов, и в момент кризиса именно разработки пошли под нож. Виной всему стали непомерные издержки, которые и загубили производство фотоаппаратов Samsung, поскольку компания тянуть их не смогла, и, рискуя потерять и остальные доли рынка, поспешно избавилась. То, что подобрал это производство русский окологосударственный менеджер, сейчас оценить трезво сложно. Да, хочется бить себя в грудь и кричать, что наши камеры лучшие в мире, но, во-первых, с таким подходом не совсем они и наши, а во-вторых, есть очень серьезные сомнения, потянет ли ростеховский бюджет эти самые разработки.

Да, можно возразить, что схема развития компании совсем другая, что компания не равняется на японских производителей, которые хоть и пичкают камеры массой технологий, но продолжают держать цену довольно невысокой, а наоборот, ориентируется на эксклюзивное качество и линию немецкой «Лейки», с эксклюзивным полуручным производством и стоимостью камеры, собранной на 80% по технологиям прошлого века и не самым сложным технологиям века этого. Однако задайтесь вопросом, только совершенно серьезно — а готовы ли вы купить «Zenit ED», сделанный на 80% в Корее и допиленный не самыми продвинутыми российскими инженерами (это не в обиду — с производства давным давно ушли инженеры, которые могли что-то делать именно так, как нужно) еще на 20%, за 100% цены немецкой Leica?